Азия и не только: как обирают туристов


Обобрать иностранца, продать ему что-нибудь в десять раз дороже пытаются, наверное, во всех странах мира. Но Южная и Юго-Восточная Азия пользуются особой славой. И действительно, граждан, желающих обогатиться за ваш счет на доллар-другой, а если не получится, то просто потрепать вам нервы, в этом регионе хоть отбавляй. Впрочем, так ли страшен азиатский черт?
“Sciencia — potencia est (“знание — сила”)”, — говорили древние римляне, и в нашем случае это высказывание стоит воспринимать буквально. Понимания, как именно очередной разводила собирается выцыганить у вас купюру, в большинстве случаев бывает достаточно, чтобы не попасться на его удочку. Основных способов надувательства не так уж много, и они довольно просты.
Индия
Итак, мы прилетели в международный аэропорт имени Индиры Ганди. Здесь-то все и начинается! От аэровокзала есть два маршрута: один — для людей знающих, другой — для впервые оказавшихся в этой загадочной стране. Если вы из второй категории, то вместо короткого и быстрого пути по вполне приличному широкому шоссе, а дальше через центральные улицы Дели вас повезут через какие-то жуткие трущобы. При этом водитель будет петь, что все гостиницы забиты, мест нигде нет, но он знает один отельчик и лично вам его покажет. Турист, впечатленный открывающимися видами, склонен поверить надежному шоферу и, заплатив 30-40 долларов, снять номер, напоминающий собачью конуру, в тех же самых трущобах. В то время как хорошая комната в одном из туристических райончиков обошлась бы максимум в десять долларов.
Если фокус с отелем не удался, водила все равно попытается привезти вас на какую-нибудь грязную кривую улочку в “туристический офис”. На предельно жестком английском языке объясните, что вам туда не надо, а надо — на Мэйн Базар (Пахар Гандж), к железнодорожной станции Нью-Дели, иначе no money. Такую угрозу понимает любой таксист.
На Пахар Гандж стоит остановиться не только потому, что там полно дешевых (от трех долларов за сингл) и сносных (от семи долларов) гостиниц. Дорогие, но далеко не всегда хорошие — это на Connaught Place, что в 15 минутах ходьбы. Главная цель пребывания у вокзала — адаптация. Побродите по улицам и переулкам, научитесь не замечать пристающих аборигенов. А они будут набрасываться толпами, особенно в первые дни, пока по вам, еще не успевшему загореть, видно, что вы в здешних местах новичок. Половина из атакующих потащат вас в ближайший “туристический офис”. Хозяин заведения попытается продать вам железнодорожные, автобусные или авиабилеты по цене в три – пять раз дороже, чем они действительно стоят. Затем станет предлагать сувениры, потом наркотики, девочку, себя, курс индийского массажа головы, спеть, сплясать, а в завершение попросит у вас денег на бедность...
Научитесь отшивать добровольных помощников. Обычно решительно сказанного “No!” хватает. Не помогает английский — переходите на хинди: “Чил о!” (“Иди ты!” — нейтрально) и “Чил о Пакистан!” (шутка не совсем добрая). Фразы “Джаб(в)а!”, “Абу джаб(в)а!” значат “Пошел вон!” — но это уже оскорбление.
То тут, то там за вами будут увязываться нищие, женщины с детьми, дети без женщин, калеки, а также вполне работоспособные мужчины и жестами объяснять, что они голодные. Подашь хотя бы одному просителю — остальные станут еще назойливее. Так что не обращайте на них внимания. Если начинают хватать за руки — выставленная вперед ладонь и фраза “Бас. Чило! (“Надоел. Иди!”)” помогают. Злиться нельзя ни в коем случае. На сильные эмоции попрошайки реагируют, как акулы на кровь.
Давать или не давать — вопрос нравственный, но у индуистов попрошайничество — занятие определенных каст, передающееся из поколения в поколение. Представители высоких каст этим не занимаются. Работяга-шудра предпочтет помереть с голоду, но не выйдет с протянутой рукой. Индийские мусульмане, если просят милостыню, то рядом с мечетями. Кстати, им я подавал.
Вокруг одинокой приезжей девушки будет виться толпа трясущихся от вожделения обожателей. Отшить озабоченных аборигенов проще простого. Надо сказать, что, во-первых, вы замужем, причем официально. Для индуса существует только две категории женщин: замужние и доступные. Во-вторых, муж сейчас делает бизнес и через пару недель приедет. Японки часто добавляют, что бизнес мужа — преподавание в школе карате. На впечатлительных, насмотревшихся телевизора индусов действует сногсшибательно.
Прожив несколько дней на Мэйн Базаре, знайте: весь негатив, который можно встретить в Индии, вы уже встретили и научились с ним бороться. Теперь, куда бы вы ни поехали (Бомбей не в счет), будет только лучше. Разводил, уличных приставал, нищих и представителей “туристических офисов” там значительно меньше.
Разумеется, на рынке с иностранца попытаются содрать втридорога, но с плодово-ягодным расизмом бороться здесь куда легче, чем в других азиатских странах. Достаточно знать, сколько все на самом деле стоит. Спросите у служащих своего отеля или гест-хауса, почем нынче манго или проезд на рикше, — они вам с удовольствием расскажут. Потом идите на рынок и просто называйте продавцам настоящую цену. В большинстве случаев этого достаточно. Если нет — торгуйтесь. Алгоритм торга примерно как с торговцами из солнечного Закавказья: “Где она хорошая, дорогой, ты сам посмотри! Какие 1000 рупий? Семьдесят!” и т. д.
Теперь о вещах не столь безобидных, как копеечное мошенничество и назойливый интерес к вашей персоне. Индия — очень безопасная страна, возможно, самая безопасная в мире. Убить, ограбить, изнасиловать, закопать и съесть, конечно, могут, но вероятность этого во много раз ниже, чем в Москве, Нью-Йорке, Киеве или Нижнем Тагиле. Индусы патологически миролюбивы. Но существует одна специфическая индийская опасность — садху. Вообще-то садху — человек, принявший саньясу, отказавшийся от дома, семьи, имущества и ушедший бродяжничать, часто немолодой. В разных культурах есть похожие люди — дервиши, странствующие монахи, юродивые и т.д.
Индийские скитальцы бродят в оранжевых накидках, с котелками из нержавейки, уставившись куда-то мечтательным взглядом, и никакой опасности не представляют. Однако еще со средневековых времен под безобидных садху маскируются уголовники. Так легче скрываться от меча и бамбуковой палки индийской Фемиды, да и втираться в доверие к потенциальным жертвам удобнее. Место наибольшей концентрации странников, скрывающихся под видом святых, — штат Химачал Прадеш с его священными городами Вриндаван, Ришикеш и Варанаси.
Частенько засевшие в тени баньяна и курящие там гашиш отшельники предлагают праздношатающемуся европейцу покурить с ними. Вопреки многочисленным предупреждениям Минздрава и обычному здравому смыслу праздношатающийся турист частенько соглашается — чтобы приобщиться к духовным ценностям. Но в трубке у оранжевого зазывалы не гашиш. Вернее, не только гашиш. Там еще семена, цветы и корни растения, по латыни называющегося Datura, по-нашему — дурман обыкновенный. Растение содержит атропин — сильнейшии галлюциноген, непременный ингредиент “ведьминых зелий” европейского Средневековья. Несколько затяжек, и кокосовые пальмы начинают ходить, плоские крыши домов — прогибаться, а фонарные столбы — разговаривать. Священные воды Ганга текут вспять, по их поверхности маршируют батальоны СС, а статуя Шивы, обычно неподвижно из этих вод торчащая, пляшет лезгинку. Но и это полбеды. Беда в том, что галлюцинируя подобным образом, вы становитесь совершенно беззащитным. В лучшем случае вас просто ограбят. Так что проявите хоть каплю благоразумия.
На этой оптимистической ноте, пожалуй, и закончу рассказ про Индию. Напоследок еще один совет: если в кафе вам принесли заведомо неправильный счет; если рикша, с которым вы договорились на 30 рупий, требует 60; если в магазине запрашивают больше максимальной цены, обозначенной на упаковке, — на эти и многие другие случаи существует весьма действенное заклинание — простое английское слово police! И чем громче вы его произнесете, тем лучше. Чаще всего одна только магия слова делает индийского жулика честнее. Если же полиция появится, тем лучше для вас. Практически любой спор здесь разрешают в пользу туриста, то есть в вашу пользу, даже если вы не совсем правы.
Таиланд
Перемещаемся юго-восточнее. Там все спокойнее и привычнее, да и уличной нервотрепки гораздо меньше. Никто не будет накидываться на вас, тащить в свой “шоп” и пытаться выцыганить полдоллара. Юго-восточные азиаты если уж мошенничают, то с размахом, с вовлечением в преступную цепочку целого ряда частных лиц и коммерческих организаций.
Допустим, в Таиланде вы купили в агентстве дешевый билет в Чиангмай, что на севере страны. Вечером благополучно сели в автобус, обнаружили, что среди пассажиров ни одного тайца, только туристы, укрылись выданным одеялом и заснули... Примерно в час ночи вас обязательно разбудит грохот отбойного молотка (или чего-то похожего), он и мертвого разбудит. Вместе с полусонными соседями выходите на улицу посмотреть, что случилось. Оказывается, у автобуса меняют колесо. Во всем мире эта нехитрая процедура занимает минут 30, здесь же обычно сметливые и расторопные тайцы возятся часа четыре. От шума просыпаются абсолютно все уважаемые пассажиры. И странная штука: в непосредственной близости находится открытый (три часа ночи!) магазин, непременно торгующий спиртным (хотя продажа алкогольных напитков в Таиланде после 11 вечера запрещена).
Часов в пять утра автобус все же трогается. А в семь утра прибывает. Только не в Чиангмай, а на какой-то пятачок километрах в 20 от города. С трудом продравшим глаза туристам объявляют, что транспортное средство сломалось окончательно, но волноваться не надо — всех довезут на тук-туках. И довозят — в город, к тому гестхаусу, хозяева которого это мероприятие и затеяли. Измотанные отдыхающие хотят только одного — спать. Поэтому останавливаются в предложенном гест-хаусе, несмотря на цену. Здесь же записываются на разнообразные экскурсии и покупают билеты через имеющееся при заведении туристическое агентство. Таким образом расходы на комедию со “сломавшимся автобусом” увеличиваются.
В неприятностях туристов чаще всего виноваты они сами, точнее, обычная человеческая жадность и любовь к халяве. Этот порок с утра до вечера эксплуатирует толпа тук-тукеров в дальнем конце знаменитой бангкокской улицы Кхоасан-роуд. Они всем прохожим иностранцам предлагают почти или совсем бесплатный тур по достопримечательностям тайской столицы. Нужно лишь заглянуть в один “очень-очень дешевый, но очень-очень хороший магазин”. Магазин этот — ювелирный. Туда везут в первую очередь. И весьма миловидная тайка средних лет начинает впаривать жемчуг, золото, бриллианты и прочие изумруды и рубины: “Здесь все дешево! Покупайте больше! В своей стране вы продадите в несколько раз дороже! Вы разбогатеете!” Как пелось в фильме про Буратино, “на жадину не нужен нож, ему покажешь медный грош...”. Несмотря на всю примитивность разводки, накупают легковерные пластмассовых шариков, разноцветных стекляшек и самоварной латуни на несколько сотен долларов, радуясь выгодной инвестиции.
Камбоджа
Поехали южнее. На границе с Лаосом и Камбоджей к вам обязательно пристанут довольно подозрительного вида лица с предложением поменять деньги, станут уверять, что банкоматов в названных странах нет, а обмен долларов запрещен. Разумеется, это вранье. И в Лаосе, и в Камбодже банкоматы и обменники встречаются на каждом шагу, а в Камбодже наличные доллары ходят наравне с местной валютой — риелями. Но мне приходилось встречать довольно опытных путешественников, которые меняли у подобных граждан до 800 долларов по курсу в два раза ниже реального.
В Камбодже главный источник головной боли — тук-тукеры и водители мототакси. За свои услуги они норовят спросить с иностранца раз в пять больше обычного тарифа. Нормальная цена по Пномпеню: на байке — две-три тысячи, на тук-туке — четыре-пять тысяч риелей (доллар — 4100 риелей) в любой конец города. Чтобы кататься за такую цену, нужно пройти пешком метров 100 за пределы туристического квартала. Впрочем, извоз далеко не основной заработок пномпеньских водителей, по крайней мере тех, которые обитают в местах сосредоточения туристов. Напротив каждой недорогой гостиницы ошивается толпа. Протолкаться через нее сложно, потому что она не стоит на месте, а следует за тобой: “Сэр, сэр! Девочку, хотите вьетнамскую, хотите местную, ах не хотите, тогда мальчика... Сэр, героин, кокаин, джаба, дешево-дешево, сэр, даром...”
Вот с ними не надо никуда ездить и ничего у них покупать не следует. Дело вовсе не в моральных соображениях. Клюнувших на первое предложение везут в один из многочисленных нелегальных борделей. Иногда искатель дешевой и быстрой любви не возвращается. Что же касается наркотиков, то они в принципе не очень полезны для здоровья, а уж что вам подсунут вместо заявленного героина-кокаина, и вовсе никто не знает. В лучшем случае известку.
Извините за поучения, но если вы сами не станете нарушать уголовный кодекс, то все у вас будет нормально. Остальное мелочи. В Камбодже при каждом гестхаусе обязательно есть кафе и туристическое агентство. И это очень плохо. Спрашивать что-то у служащих совершенно бесполезно. Ответ всегда один: мол, Камбоджа — очень опасная страна, абсолютно все заминировано, везде, даже для прогулки на соседнюю улицу, нужен гид. Причем именно их гид, поскольку все прочие гиды из других гестхаусов — жулики, вымогатели и лентяи. Последнее, может быть, и правда. А вот все остальное — нет. Мины, если где-то и остались, то по большей части в местах, до которых туристы не добираются. Населенные территории давно разминированы. Да и поездки по деревням, даже самым глухим, совершенно безопасны. Жители очень дружелюбны и улыбчивы. Они, конечно, подозревают, что вы, едущий в драных джинсах по проселочной дороге на раздолбанном велосипеде (мотоцикле), очень богатый, но ни на какие активные действия (в том числе на завышение цен) это их не толкает.
Лаос
Двигаемся дальше, на этот раз в Лаос. Упс! Так просто мы туда не проедем. Испытания начинаются прямо на лаосско-камбоджийской границе. Ее охраняют злостные взяточники. С камбоджийской стороны пункт приграничного контроля представляет собой сарай. На главном таможеннике из форменной одежды лишь кепи. Ниже — замызганная рубашка и далеко не новые штаны. Лаосцы — они при униформе и автоматах (висят на деревьях) — охраняют границу лежа в гамаках. И та и другая сторона требует с проезжающих денег. Это называется “плата за штамп”. Изначально аппетиты обеих сторон воистину людоедские — десять долларов с человека. После непродолжительного торга, очень эмоционального на кхмерской стороне и очень спокойного на лаосской, с неоднократными обещаниями позвонить в российское посольство, напоминаний, что сборы абсолютно незаконны, мне удалось отделаться, заплатив и тем и другим по доллару на двоих.
Прошли границу? Теперь расслабьтесь, в остальном страна безопаснее и спокойнее всей остальной Азии, Европы и обеих Америк вместе взятых. В пограничных с Таиландом городах вас могут попросить расплатиться тайскими батами, причем называть будут какие-то несуразные суммы. Скажите, что платите в кипах (лаосская валюта), — и вам назовут нормальную цену. Вообще избавляйтесь от батов на их родине, в Лаосе они не нужны.
Здешние туристические агентства бойко торгуют билетами на так называемые VIP-автобусы. Обещают небывалый уровень комфорта, быструю езду, англоговорящего гида... В 90 % случаев кондиционеры сломаны, сиденья не откидываются, дверь в туалет задраена, а англоговорящий сопровождающий еще до отъезда перестал понимать даже лао, поэтому только мычит. В общем, если эти VIP чем и отличаются от обычных рейсовых, то в худшую сторону.

Местные же автобусы посреди ночи съезжают с шоссе, километров десять трясутся по колдобинам, завозят в какие-то деревни какие-то моторы, забирают оттуда корзины с лягушками, возвращаются на шоссе, сворачивают в другую деревню и трясутся по новым колдобинам... Но это не мошенничество, а особенности лаосского национального характера: “Я никуда не тороплюсь, у меня вся жизнь впереди”. И вы не переживайте: когда-нибудь доедете, причем точно туда, куда вам надо.
Торговаться с лаосцами, чтобы сбить запрошенную цену до уровня нормальной, — занятие трудное и почти бесполезное. Скажем, вы решили купить шашлык и точно знаете, что стоит он 5000 кипов (доллар равен 9500 кипам), но тетка, которая его жарит, требует с вас 20 000. Можно, конечно, попытаться ее убедить. Иногда это удается, но, судя по всему, она твердо решила фарангам (“иностранцы”) продавать за 20 000. Это ее право... А вы идите дальше, через десять метров точно такой же шашлык предлагает другая тетка с прямо противоположными убеждениями: фарангам — по местной цене. У нее и покупайте: шашлык очень вкусный, поросенка только вчера забили.
Китай
Чтобы встретиться со специфически китайскими способами надувательства наивных иностранцев, вам придется ехать довольно далеко — в Пекин или Шанхай. И вот прогуливаетесь вы в одиночестве (это важно), например, по Тяньаньмэню и прилегающим к нему с восточной стороны маленьким и удивительно красивым улочкам. К вам подходят трое — один парень, две девушки. Говорят, что они студенты из глухой китайской провинции, в Пекине впервые и иностранца видят впервые, им интересно. Веселые такие, по-английски бойко говорят, о России расспрашивают: много ли там снега, медведей. О подозрениях вы быстро забываете и дальше идете вместе.
Во время прогулки кто-то предлагает зайти в одну из кафешек с ярко-красными иероглифами на вывеске выпить чаю. Почему бы и нет? Официантка в национальном костюме приносит вам по три чашечки зеленого чая. Вы продолжаете общаться, затем появляется счет, в котором проставлена сумма 1250 юаней — 150 долларов! Ваши новые друзья сидят, сложив руки на животиках, и ждут, когда же вы заплатите. Если наличных нет, можно и карточкой. Тут же появляется машинка для съема денег, а вслед за ней — толпа здоровенных китайцев, что-то кричат и жестикулируют.
У меня в подобной ситуации все гладко получилось. Я сам заорал что-то про их бабушку и маму, затем положил на стол 50 юаней (семь долларов) и вышел на улицу. Пока бродил, встретил еще штук пять подобных группок “студентов”. Тех денег мне до сих пор жалко, ведь на 50 юаней можно пообедать в очень хорошем пекинском ресторане.
По большому счету уловки мелких азиатских жуликов — это мелочи, и бояться их не надо. Тем более что дней через пять пребывания в каждой стране правила отшивания местной уличной шушеры заработают у вас на уровне инстинкта, и вы просто перестанете обращать на нее внимание. А если им и удалось с вас что-то поиметь, стоит ли переживать из-за пяти долларов и портить себе драгоценные дни отпуска?
Главное, что в перечисленных выше странах очень интересно и хорошо. И как бы вы ни ездили — самостоятельно или в составе группы, и где бы вы ни ездили — по всемирно известным достопримечательностям или по глухим деревням, Азия просто не может не понравиться.
Немного о подделках
Золотые часы с бриллиантами, предлагаемые сомнительными торговцами за десять долларов, едва ли имеют отношение к марке Rolex, название которой красуется на их корпусе. Настоящие сумки Hermes и Louis Vuitton не могут продаваться с уличного лотка и стоить несколько десятков долларов.
Тем не менее эти товары легко раскупаются туристами, понимающими, что они приобретают откровенную фальшивку. Многие россияне, вернувшись из Азии, со смехом демонстрируют друзьям привезенные поделки китайских мастеров. Мол, оцените мой “настоящий” Vacheron Constantin всего за 300 рублей! Мои приятели даже соревнуются между собой — чьи “оригинальные” часы с “настоящим турбийоном” окажутся дешевле. За ничтожную сумму, оставленную у заморского лотошника, можно доставить радость и себе, и окружающим. Однако до сих пор существуют целые сегменты рынка фальшивой продукции, о которых наши туристы плохо информированы. Вот о таких подделках и хотелось рассказать чуть подробнее.
Объект фальсификации: монеты и прочие древности
Где встречается: возле любых исторических развалин, популярных у туристов
Якобы древние монеты и украшения можно найти в любой лавке туристического города или деревни. Однако самые яркие жулики предлагают свой “антикварный” товар прямо возле исторических объектов. Развалины древних городов в Иордании, Ливане, Сирии, подножия египетских и южноамериканских пирамид, театры греческой или римской эпох — почти у любого памятника древней архитектуры вам могут предложить (конечно, из-под полы, ведь это незаконно!) какой-нибудь артефакт, якобы откопанный самим продавцом. Затертые монетки с греческими профилями выглядят и вправду очень убедительно, а наконечники бронзовых копий блестят благородной зеленью веков. Вот только отлили и состарили их совсем недавно. В подобных случаях чудес не происходит, и древности всегда являются фальшивкой.
Данный вид мошенничества ориентирован в первую очередь на американских туристов. Дело в том, что в Северной Америке очень популярны динозавры, а музеи натуральной истории, в которых выставлены реконструированные тираннозавры и бронтозавры, всегда полны посетителей. Считается, что интересом к доисторическим чудовищам молодая американская нация восполняет “недобор” своей собственной истории. В домах представителей американского среднего класса можно увидеть разного рода древние окаменелости — отпечатки раковин, рыб и земноводных, исчезнувших с лица земли задолго до появления человека разумного.
При этом самым вожделенным экспонатом домашнего музея считается косточка динозавра. На худой конец подойдет и отпечаток реликтовой когтистой лапы. Где есть спрос, там всегда найдется и предложение. США являются крупнейшим мировым рынком окаменелостей и древних костей. Останки динозавров можно вполне легально приобрести в специализированных магазинах. Однако тамошние цены на древних хищников кусаются. Поэтому американским туристам, оказавшимся на выезде, зарубежные торговцы раритетами предлагают широкий выбор “настоящих” черепов диплодоков и прочих тварей. Разумеется, по очень доступным ценам. Покупать фальшивого динозавра или нет — дело ваше. Главное, не обольщаться по поводу его подлинности.
Объект фальсификации: предметы военной амуниции и зажигалки
Где встречается: ориентированные на туристов лавки и рынки Вьетнама
Во Вьетнаме до сих пор можно увидеть сбитые самолеты ВВС США и обгоревшие американские танки. Материальное воплощение эха бесславной войны, завершившейся в 70-е годы. На фоне металлических развалин любят фотографироваться белые туристы. По соседству с крупной военной техникой местные торговцы предлагают “настоящую” вражескую униформу, ремни и знаки отличия. Но главный хит продаж — “оригинальные” армейские зажигалки Zippo с гравировками на английском языке. Надписи типа “Не забуду Вьетконг” или “Зеленые береты не отступают” должны убедить наивного туриста в американском происхождении сувенира. Безусловно, нужно поддержать трудолюбивый вьетнамский народ, но стоит ли ради этого стимулировать производство псевдоамериканских сувениров?
Объект фальсификации: настоящие кубинские сигары
Где встречается: по всей территории Кубы
Торговля кубинскими сигарами монополизирована испано-кубинской компанией Habanos SA. Поэтому цены в официальных магазинах держатся на довольно высоком уровне. Любителям задешево приобщиться к шедеврам табачного производства местные нелегальные дилеры обычно рассказывают правдоподобные истории о “левых” партиях товара, произведенного на государственных фабриках.
Самое интересное, что фальшивые сигары при цене в разы дешевле настоящих могут оказаться очень приличного качества. Так как на Острове свободы с табачной промышленностью связана почти десятая часть населения, крутить сигары тут умеют многие. Некоторые крестьяне сами выращивают табачные кусты, самостоятельно высушивают листья и собственноручно производят очень неплохие “гаваны”. Если вы не разбираетесь в сигарах и просто хотите попробовать, можете смело покупать фальшивки — разницы все равно не почувствуете. Однако для подарка в Россию такие произведения подпольного искусства не годятся. Знатока и ценителя подобный сувенир может только огорчить.
Источник: tourism.tut.by

| опубликовано: 29 Июнь 2011, 22:20

Комментирование этой статьи закрыто.


Шоппинг 24x7