А поехали в хойригер!


- Мы еще успеем выпить хойриге, – сказала подруга Лена. – А иначе оно от нас убежит? – заинтересованно спросила я. – Однозначно, – сказала подруга Лена, – потому что к сентябрю его перестанут наливать. – Это очень печальный факт, – сказала я. – А снова начнут когда? – Не раньше ноября, – сообщила мне подруга Лена. – Тогда ехать надо непременно. Где его наливают?
Интернет – великая вещь, если вы этого еще не знали. Если ведаешь, что ищешь, найти можно достаточно быстро – и мы отыскали четыре заведения, по расположению более-менее нам подходящих. Было выбрано ближайшее. Прихватили с собой еще двух подруг, приехавших в Вену, и отправились на разведку.
Путь до погребов оказался неблизким. Сначала до станции метро «Хитцинг», там автобусом по извилистым улочкам. Автобус ехал и ехал, закладывал виражи, все волновались, не потеряемся ли. Не потерялись: вышли на нужной остановке, прошли сто пятьдесят метров вверх по холму, как и было описано на сайте. И вот – ворота, а над ними фонарь, табличка с названием и сосновые ветки. Это знак, что хойригер открыт.
Хойриге – это название молодого вина, которое подают в кабачке – хойригере. Традиционная австрийская забава, в которой с огромным удовольствием участвуют сами австрийцы (эти люди привыкли от всего получать удовольствие, если вы не знаете), а также туристы, которые внимательно читают путеводитель или сводки в Интернете. Или слышат об этом от своих более подкованных друзей. Впрочем, те, кто интересуется культурой винопития, пропустить такую вещь, как хойриге, просто не могут.
Молодое вино наливают не весь год, а триста дней, начиная, опять же традиционно, с 11 ноября. Где-то к сентябрю прекращают, так как наливаемое молодое вино прошлого года становится уже не очень молодым, а нынешнего – еще не созрело. В сентябре и октябре виноградари отдыхают, готовясь к новому сезону. А затем, в день Святого Мартина, снова вешают над входом в свое заведение сосновые ветки или сосновый венок.
Вообще благодарить за эту забаву нужно кайзера Иосифа II, яркого представителя просвещенного абсолютизма. Этот прекрасный император, сын знаменитой Марии-Терезии (упоминания о ней вам не избежать, если уж вы приехали в Вену – ее поминают едва ли не чаще, чем шницель), стремился к прогрессивным реформам и за свою жизнь сделал немало хорошего: разрешил гласное обсуждение текущих вопросов в печати, открытую критику действий монарха, издал указ о веротерпимости и отменил крепостное право. Собирался зайти еще дальше, но тут взбунтовалась общественность, и пришлось пойти на попятную. Он-то и разрешил виноградарям развлекаться, подавая молодое вино, еще в 1784 году. С тех пор и развлекаются: к счастью, мы приехали днем, так как на вечер у всех были другие планы, и оказались весьма дальновидными, потому что с шести часов большинство столиков было уже зарезервировано. Обстановка особым вычурным колоритом не блистала: обычные столы и стулья, а во дворе – мокрые от недавнего дождя столы и скамейки. Самое главное – это то, что здесь подают.
В меню – несколько вин из сортов местного винограда (в хойригере других вин, кроме австрийских, вы не найдете), кое-какие напитки и приглашение отведать блюда из буфета. И все. Величайшим разнообразием буфет не блещет, так как все это – только закуска для хойриге. Но выбор все равно есть: несколько видов салатов, горячих блюд и сладкого. Здесь могут спокойно поесть и убежденные вегетарианцы, и те, кто мясо уважает. Завзятые гурманы, вполне возможно, сморщат нос, однако блюда тут подаются традиционно венские, есть и шницель, и курица, и штрудели.
Мы заказали литр вина. Его принесли – белое, чуть терпкое на вкус, по бокалу стекает капелька... Красота.
Будучи в Вене, добраться до виноградников достаточно легко. Часть из них расположена прямо в черте города, что многое говорит об экологии. Максимум двадцать минут от определенных станций метро или на трамвайчике из центра – и вы в царстве виноградников. Здесь трудолюбивые венцы собирают разные сорта, уже многие годы выращиваемые в Австрии. Виноградарей немного, чуть больше трехсот человек, однако в год они производят более двух миллионов литров вина.
Днем в хойригере обретаются и туристы, и местные. Местные вообще люди без излишнего самомнения, они не отказываются ходить в места, куда вваливаются возбужденные толпы туристов, галдя и потрясая путеводителями. Зачем лишать себя удовольствия от посещения ресторана, если знаешь, что там, кроме тебя, будут приезжие? Обслужат всех одинаково, и настроение у всех хорошее. В этом плане очень показательно знаменитое кафе «Моцарт», расположенное напротив Альбертины. Там множество туристов – и сидят коренные венцы, помешивая кофе, закусывая тортиком и читая газеты.
Так что когда мы зашли в хойригер, там обедали и попивали винцо в основном местные жители, занятые какими-то своими делами. Что-то обсуждали, разложив на столе бумаги, рассеянно перекатывали в ладонях бокалы с вином и ожесточенно спорили с оппонентами.
По вечерам, говорят, бывает живая музыка (исполняют песни под кодовым названием «шраммельн», названные так по имени братьев-композиторов, основателей стиля; впрочем, говорят, для русских туристов и «Очи черные» с «Подмосковными вечерами» могут изобразить), но мы ее не застали. И то верно: посетителей в маленьком хойригере было немного, да и те после обеда разошлись. Самая жизнь там, судя по забронированным столикам, вечером. Но молодое вино в любое время суток – отличное.
Источник: turist.rbc.ru

| опубликовано: 24 Сентябрь 2010, 01:09

Комментирование этой статьи закрыто.


Шоппинг 24x7